Животные из разных сказок

Французские сказки о животных – 5

Тринадцать мух

Жил некогда в Муне-дю-Ур ткач. И надо сказать, что был он самым настоящим бездельником. Не было в округе такого человека, который бы слышал, как станок этого ткача стучал. Но что удивительно. Этот бездельник-ткач не имел себе равных. Он успевал наткать к сроку столько тонкого и красивого полотна, сколько просил заказчик.

Никогда бездельник-ткач не перекапывал своего сада. Никогда не обрабатывал землю. Ни разу никто не видел, чтобы он ухаживал за своим виноградником. Но каждый год урожая у ткача было в тринадцать раз больше, чем у соседей.

Жена этого бездельника, как и все другие, тоже диву давалась, как это у него так споро и ловко всё получается. Она днём и ночью выспрашивала у мужа, следила за ним, но и через семь лет после свадьбы она знала не больше, чем в первый день замужества.

Как-то утром, в день святого Мартина, ткач сказал своей суженой:

– Жена, мне нужно сходить в Лектур на ярмарку. Не уходи никуда, постереги дом, пока я не вернусь.

– Будь спокоен, муженёк, уж я постерегу на совесть, – ответила жена.

Пошёл ткач на ярмарку, а жена последовала тихонечко за мужем, прячась за изгородями и деревьями. А ткач дошёл до ближайшей рощи, вынул что-то из кармана, положил под куст можжевельника и отправился дальше.

Понятное дело, что жена тут же к этому кусту кинулась и увидела орех, величина которого соответствовала индюшачьему яйцу. Но самое интригующее было то, что в орехе что-то жужжало:

– Ж-ж-ж, открой орех! Ж-ж-ж, давай работу! Ж-ж-ж, открой орех! Ж-ж-ж, давай работу!

Две мухи из сказки

Подивилась жена такому чуду. Прижала она орех к груди и побежала домой. А пока бежала, из ореха беспрестанно раздавалось жужжание. Кто-то требовал, чтобы орех открыли и дали работу.

Оказавшись дома, жена набралась храбрости и открыла орех. Из него тотчас же вылетели тринадцать мух и закружили по комнате, при этом жужжали, не переставая, и требовали работу.

Очень всё это женщину перепугало, и она крикнула:

– Ну-ка, мухи, немедленно вернитесь в орех!

Мухи беспрекословно послушались, но, оказавшись в орехе, опять начали жужжать, требовать, чтобы открыли орех и дали им работу.

Всё это женщину так утомило, что она бегом направилась в рощу и положила орех под тот же куст можжевельника, под которым спрятал его ткач. А вечером, когда тот вернулся домой, жена за ужином сказала:

– Муженёк, теперь-то я знаю тех работниц, которые за тебя всё делают. Это тринадцать мух, и сидят они в большом орехе, величиной с индюшачье яйцо.

Подивился муж такой проницательности жены и произнёс:

– Жена, уж не знаю, как ты догадалась, но это сущая правда. Но раз уж ты теперь знаешь моих работниц, то приказывай им всё, что тебе вздумается. Они тебя будут слушаться точно так же, как слушаются меня.

И с этого дня у жены ткача началась новая жизнь. Сидела теперь она, сложа руки, а если что-то было нужно, то открывала орех и приказывала. И какова бы не была работа, тринадцать мух исполняли её в одну минуту. Потом мухи с чувством выполненного долга возвращались обратно в орех и вновь начинали жужжать, требуя новую работу.

От такого постоянного жужжания супруга ткача часто выходила из себя. Она давала тринадцати мухам самые что ни на есть сложные задания, но трудолюбивые насекомые всё быстро и качественно выполняли и горели желанием работать ещё и ещё.

Хозяйка начала прятать орех под подушку, чтобы жужжание не слышать. А однажды не выдержала, открыла орех и крикнула во весь голос:

– Берите мухи шесть сит, шесть решет и дырявую бочку. Летите к реке Жер и принесите сюда всю воду. И что вы думаете? Уже через минуту река Жер обмелела до дна, а весь Муне-дю-Ур покрылся водой. После этого мухи вернулись в орех и зажужжали:

– Ж-ж-ж, открой орех! Ж-ж-ж, давай работу! Ж-ж-ж, открой орех! Ж-ж-ж, давай работу!

– Муженёк, – закричала жена, позеленев от злости, – эти мухи загонят меня в могилу. Убери их, и чтобы никогда этих отвратительных насекомых больше не было в нашем доме.

– Будь по-твоему, жена, – крикнул ткача. – Мухи, летите прочь и больше никогда не возвращайтесь!

– Ж-ж-ж, заплати за работу. Ж-ж-ж, мы улетим. Ж-ж-ж, заплати за работу. Ж-ж-ж, мы улетим.

– Мухи, вон летят тринадцать воронов над лесом Рамье. Возьмите их себе в награду за труды.

Тринадцать мух улетели, прихватив с собой тринадцать воронов, и ткач с женой больше никогда их не видели.

Откуда взялись блохи

Давным-давно прогуливались неторопливо Господь и святой Пётр по берегу Луары как раз в том месте, где река делает поворот между Шамальер и Ворэй. Гуляли они и вели умные разговоры о том, как же всё-таки трудно наставлять людей на путь праведный.

В своих мудрых речах дошли они до песчаной отмели, и святой Пётр увидел женщину. Одета она была в лохмотья, лежала на песке и смотрела на речные воды, тихо текущие мимо неё.

Указал Пётр Господу на это земное существо, и Создатель решил подойти к одному из своих творений, чтобы получше его рассмотреть. Приблизившись, он увидел, что женщина ещё молода и довольно красива. Однако лицо её выражало смертельную скуку.

По-разному можно было эту откровенную скуку объяснить, но от Господа нашего ничто укрыться не может, и видит он каждого человека насквозь. В данном же случае Создатель сразу понял, что женщина, лежащая на песке, страдает от безделья.

Создатель и женщина

Доброта Господа нашего безмерна, не знает она границ, не знает она расстояний. А поэтому сунул Создатель руку в карман и вытащил из его глубин горсть жирных откормленных блох. Милостиво посмотрев на женщину, Творец всего земного бросил на неё этих блох и сказал слова, достойные Святого писания:

– Женщина, праздность является матерью всех пороков. А поэтому даю тебе занятие. Развеет оно скуку и придаст жизни твоей смысл и цель на века вечные.

Вот с того самого дня у женщин и завелись блохи. И когда одолевает их скука и безделье, вот тогда они развлекаются тем, что ищут этих блох у себя в волосах.

Вернуться в статью: Сингапурский зоопарк

♦ ♦ ♦